Библиотерапия

Целительная сила хорошо созданного текста была известна ещё древним.

…При входе в библиотеку египетского фараона Рамзеса II висела табличка: «Лекарство для души».

Целительная сила хорошо созданного текста была известна ещё древним.

…При входе в библиотеку египетского фараона Рамзеса II висела табличка: «Лекарство для души».

…Пифагор, древнегреческий ученый и известный врачеватель, наряду с травами успешно использовал для лечения музыку и стихи.

…В средневековой Европе при крупных церквях располагались библиотеки, где хранились книги религиозного содержания, приносящие, по мнению священников, успокоение и надежду верующим.

…В эпоху Возрождения известны лекари, которые советовали пациентам, чьими душами овладела «черная меланхолия», в лечебных целях читать «Дон Кихота» Сервантеса или «Гаргантюа» Рабле.

У Пушкина, помните:

— Как мысли черные к тебе придут,

Откупори шампанского бутылку

Иль перечти «Женитьбу Фигаро».

Уверена, что у многих из нас есть среди книжных полок особенная – там хранятся книги, к прочтению которых мы возвращаемся снова и снова. Что ищем мы в текстах, которые, казалось бы, знаем наизусть?

Чтобы ответить на этот вопрос, вспомните, в какие минуты вы перечитываете «старые» книги?

Скорее всего, это те моменты жизни, когда неспокойно на душе, когда вы нуждаетесь в поддержке, подкреплении уверенности.

Вот и выходит, что использование художественных текстов в психологической практике психологам подсказала сама жизнь.

Новое направление в практической психологии  библиотерапия – лечение книгой возникло сравнительно недавно.

(Кстати, психологи христианского направления используют с этой целью одну книгу – Библию).

Многие психологи, так или иначе, используют тексты в своей работе. Например, советуют родителям прочесть определенную книгу, разъясняют смысл, адаптируя его под конкретный запрос или клиентскую ситуацию… А некоторые, может быть, шагают дальше – приводят в пример известных литературных героев, рассказывают притчи…

На чем основано психологическое влияние художественных текстов на читающего?

Еще в 19 веке французский литературовед Эмиль Геннекен в книге «Опыт построения научной критики» предположил:

«Всякое литературное произведение оказывает наиболее сильное действие на того читателя, психическая организация которого наиболее аналогична, то есть представляет наибольшие сходства с психической организацией автора этого произведения».

Выражая тот же закон словами того же автора еще более кратко, мы приходим к такой формуле:

«Литературное произведение действует только на тех, чьим выражением оно служит».

 Смысл гипотезы Геннекена в том, что читатель похож на писателя. Мы читаем книги тех писателей, на которых мы похожи. Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу тебе, кто ты. Вот что, по сути дела, говорит Геннекен.

Таким образом, психологический, лечебный эффект библиотерапии связан с механизмом идентификации. Осознанно или нет, мы тяготеем к книгам, герои (авторы) которых похожи на нас. В основе этой схожести могут лежать как черты характера, особенности личности, так и жизненные ситуации, испытания, в которые мы (читатель и герой) попали.

В качестве доказательства позвольте привести пример из практики.

Однажды ко мне за консультацией обратилась девушка-студентка. Назовём её М.

Она говорила о том, что жизнь скучна и однообразна, и потому её часто посещают мысли о самоубийстве. Помню, тогда в продаже появился новый роман Паоло Коэльо «Вероника решает умереть»; я предложила девушке прочесть книгу к нашей следующей встрече.

Совместное обсуждение вызвало у М. бурю эмоций и растянулось на несколько встреч – мы сравнивали характеры героини и М., похожесть ситуации, в которых оказались обе девушки, говорили о чувствах, которые всколыхнулись при прочтении тех или иных эпизодов…

Часто наши встречи оканчивались для М. слезами…

По завершению работы моя клиентка написала Веронике письмо. Искреннее и тёплое, оно было наполнено словами благодарности. Параллельно она предложила прочесть книгу своему другу, и тот, опираясь на идеи Коэльо, смог оказать девушке действенную поддержку, хотя раньше такового у него не получалось.

Зато другой клиент – мужчина, кандидат наук, преподаватель кафедры философии, нашел роман Коэльо «поверхностным и примитивным», и принес на консультацию труд Г. Чхартишвили «Писатель и самоубийство». В течение часа он рассматривал «философские аспекты экзистенциальных данностей», пряча, тем самым за научными рассуждениями собственную тревогу. И лишь прочтя роман Германа Гессе «Степной волк», герой которого оказался ему близок, смог ослабить психологические защиты и заговорил о собственных суицидальных попытках.

Что же происходит с внутренним миром человека, когда тот читает хорошую книгу?

  • Мы получаем возможность в полюбившемся герое узнать себя, свою жизненную ситуацию (не обязательно травмирующую, кризисную или стрессовую, но всё-таки частенько таковую); увидеть и понять, опять же через героя, собственные эмоциональные реакции;
  • Вместе с героем мы проживаем (переживаем) травмирующий опыт, либо отстраняемся от него;
  • В процессе чтения мы испытываем сильные эмоции, одновременно освобождаясь, очищаясь от них;
  • Вместе с героем мы можем выработать новые образцы поведения, расширить ролевой репертуар;
  • Вникая в прочитанное, мы четче осознаем своих ценности и ресурсы;

Или, говоря иными словами — читатель (осознанно или нет) олицетворяет себя с литературным героем; именно на этом основано эмоциональное воздействие текста и последующая психологическая работа с ним. Кстати, подобное происходит, когда мы смотрим хороший фильм.

Библиотерапия, как и все, что относится к терапии творческим самовыражением, может проходить в двух формах — пассивной и активной.

При пассивной библиотерапии психолог применяет чтение и обсуждение специально подобранной литературы в системе, постоянно.

Для этого психолог собирает библиотеку. У специалиста и так должен быть список книг, которые он всегда может порекомендовать клиенту. Причем прочтение художественного текста может выступать как самоцель, а может носить и вспомогательный характер. В первом случае (как правило, в той или иной критической ситуации), психолог выбирает книгу, чтение и обсуждение которой занимает несколько встреч. Во втором – предлагает некий литературный отрывок, чаще всего небольшой, где автор в эмоциональной, метафоричной форме выражает мысль, чувство, рассуждает о чем-либо. В таком случае, скажем так – «точечное» применение библиотерапии носит характер психологической поддержки.

И тогда в «профессиональной» библиотеке накапливаются разные книги. Здесь – популярная психологическая литература и психологическая проза известных авторов, и притчи народов мира, и мемуарные (дневниковые) записки известных людей… В последних, кстати, можно почерпнуть немало идей. Порой даже описание явлений природы, предложенное писателем или поэтом, становится «терапевтичным».

Вспоминается отрывок из книги Л.Озерова, исследователя творчества поэта Ф. Тютчева: «Гроза, ее взрывчатая сила выступает у Тютчева и как обновление жизни, и как миг выявления сути, озарения смысла изнутри. В грозу природа и душа соединяются, такого единения нет в минуты покоя и тишины. Гроза для поэта желанна, в грозу внутренние силы души человеческой находят выход, беспорядок, хаос, разлад обретает, в конечном счете, порядок, строй, гармонию. А природа подобна душе человеческой, стремящейся от разлада и противоборства прийти к согласованности и единству…»

Думается, что уже эти несколько строк можно использовать для обсуждения такой непростой темы, как психологический кризис.

Это же касается и уместного использования афоризмов, произнесенных великими. Да что там! Хороший анекдот содержит изрядную долю психологической поддержки, не случайно он занимает прочное место среди форм народного фольклора.

Памятуя о законе Геннекена, психолог включает в свою библиотеку разные книги на одну и ту же тему. То есть, систематически применяя библиотерапию, «всматриваясь» в клиента, находит подходящую книгу «опытным» путём.

Хотелось бы добавить, что, используя библиотерапию, помимо основной цели – психологической помощи и поддержки, психолог преследует еще одну – приобщает клиента к миру хорошей художественной литературы. Мои клиенты часто говорят: «Теперь я знаю, и что читать, и как читать».

К активной библиотерапии относится не только сочинение клиентом собственных текстов, но и любые формы переработки авторского произведения (дописать-переписать историю), а также «сотворчество» с психологом.

Сочинять можно в любых жанрах – от малой поэтической формы (синквейн, хокку) до эпических романов.

Мой опыт доказывает, что способности к созданию связного, эмоционального текста есть у всех людей! А если речь идет о написании истории своей жизни, эта способность проявляется особенно ярко.

Психотерапевтический эффект собственного сочинительства очевиден:

  • Главный герой любого текста, созданного клиентом – всегда автор;
  • Сочиняя собственный текст, клиент имеет возможность создать иную психическую реальность. Изменив текст, метафору и другие художественные средства, пишущий может изменить и своё эмоциональное состояние;
  • При собственном активном творчестве воздействие целительной силы искусства увеличивается в разы.

В качестве инструмента психологического воздействия два направления современной арт-терапии целенаправленно используют художественные тексты – сказкотерапия и библиотерапия.

Оба подразумевают и творческое прочтение текста, и последующую творческую работу с ним. На мой взгляд, возрастные ограничения и в том, и в другом методе – излишни. Мне встречались и взрослые, которым была близка сказочная форма (авторская или народная), и дети, чье психологическое «прозрение» происходило после прочтения художественной прозы, рассказов В. Драгунского, например.

Таким образом, библиотерапия – это направление арт-терапии, в основе которого лежит активное использование художественной и иной литературы, с целью воздействия на психический мир человека.

Поделиться с друзьями
Psy-f.ru